Нервы - ваш барометр на тренировке

Мальчик утонул в воскресенье около часа дня. Мне позвонили из полиции и сказали, что за мной выехала машина.

Я знал водителя. Вот уже в течение года он занимался штангой без особого успеха. Я облачился в свой костюм для погружений и водитель помог мне погрузить остальное снаряжение в багажник. Я сел на переднее сиденье рядом с ним.

- Что случилось? - спросил я.

- Мальчик. - ответил он. - Играл на рыбачьих лодках и свалился в воду.

- Сколько лет?

- Двенадцать.

Мы проехали через город и свернули к плотине, полицейский вел машину очень медленно и осторожно из-за снега, накопившегося на дороге. Мы выехали на рыболовный причал, остановились и выбрались из машины.

Там уже стояли еще одна полицейская машина и пожарная машина с заведенным мотором и включенной мигалкой. Один из пожарных подошел и подержал мои баллоны, пока я надевал на себя акваланг.

Я взял ласты и пошел к краю дока. Полицейские забрасывали в воду крюки и медленно вытягивали их обратно.

- Вам придется подождать, пока я буду в воде, - сказал я. - Я не хочу повиснуть на одном из этих крюков.

- Конечно. - Он свернул веревку, медленно и неуклюже, своими толстыми рукавицами. - Что Вы об этом думаете?

- Не знаю, - сказал я.

Рыхлый лед на реке покрывался корочкой.

- Если он зацепился за корягу или за что-нибудь еще, то мы его достанем. В противном случае он может быть уже на полпути к Китаю.

Я привязал страховочную веревку и протянул другой конец полицейскому.

На поверхности река была похожа на отстоявшийся кофе, но в глубине она была насыщенно-черной, никакой видимости. Я двигался расширяющимися кругами, прощупывая мягкое илистое дно руками.

Я двигался медленно, потому что дно было усеяно консервными банками и битым стеклом с рыбачьих лодок.

Я работал, пока не стал заканчиваться кислород, и затем поднялся на поверхность и залез обратно на док.


назад далее