Специализация на шее

Жил-был на свете молодой человек по имени Фрэнки Мендель. Жил он с родителями, а тренировался в маленьком зале, который он оборудовал у себя в подвале. Франки занимался около двух лет. Вообще-то, до того, как взяться за железо, Фрэнки был похож на ксилофон, поставленный на попа, но трансформацию, произошедшую с ним за эти два года, иначе как чудом и не назовёшь.

В колледже, где учился Фрэнки, он был предметом большой зависти. Те студенты, которые ничего не знали о тренинге с отягощениями, яростно отжимались от пола в своих спальнях, проклиная Фрэнки сквозь стиснутые зубы и недоумевая - отчего же, чёрт возьми, они не выглядят как он? Другие же студенты, устав наблюдать за тем, как начинали блестеть глаза их подруг каждый раз, когда Фрэнки случалось проходить мимо, останавливали, бывало, его и с почтением спрашивали у него, сколько он может выжать лёжа или сколько сантиметров у него бицепс.

Надо сказать, что Фрэнки был малый смышленый. Он давно понял, что чем меньше на свете людей, которые выглядят как атлеты, тем лучше самим атлетам. Поэтому, каждый раз, когда к нему обращались с подобным вопросом, Фрэнки бросал в рот протеиновую таблетку, обнимал мясистой рукой ближайшего из любопытных, который обычно сгибался под её тяжестью, и ворчал: "Господа, всем этим я обязан своему отцу".

На самом деле, эти слова были откровением для любого, кто знал отца Фрэнки. Мистер Мендель-старший отнюдь не был тем, кого можно назвать атлетом в общепринятом смысле этого слова.

И действительно, единственным видом спорта, которому он предавался хоть сколько-нибудь регулярно, было ломание мебели шесть дней в неделю по вечерам в пивнушке на углу. Своим телосложением он больше всего напоминал борца сумо, густые волосы покрывали


назад далее