желание устроителей соревнований угодить королевской семье, один из членов которой, будучи тяжело больным, изъявил желание посмотреть, как стартуют марафонцы. Так уж получилось, что Виндзорский замок находился в 26 милях 385 ярдах от финиша... С тех пор все новые и новые поколения спортсменов бегут эти две дополнительные мили во славу Британского королевства.

Отметим, что даже 24 мили — вполне серьезный экзамен, поскольку физическая и психологическая нагрузка в марафонском беге весьма велика. Такая дистанция чрезмерно трудна для человека, недостаточно подготовленного. Ни одно печатное выступление на эту тему не обходится без упоминания о суровых условиях, в которых проходят соревнования по марафонскому бегу, а также о легендарных физических качествах спортсменов, сумевших благополучно преодолеть такую дистанцию. Все это способствовало тому, что публика стала воспринимать марафон как испытание высшей сложности.

Помнится, в детстве марафонский бег казался нам недосягаемым. «Только супермены бегают марафон и терпеливо переносят страдания, обладая непомерным тщеславием» — так думали мы тогда. По этой причине мы оставили марафон для тех, кто от рождения имел к нему способности.

В любой книге по истории марафонского бега вы найдете, по крайней мере, два классических эпизода. Первый восходит к 1908 г., когда на Олимпиаде в Лондоне итальянский пекарь Дорандо Пьетри вбежал на дорожку стадиона в состоянии, близком к шоковому и после того, как ему указали направление, в котором следовало бежать, он упал. Итальянец был дисквалифицирован, а победа присуждена американскому бегуну, пришедшему вторым. Другой случай произошел в 1952 г. на Олимпийских играх в Хельсинки. Тогда Эмиль Затопек, участвуя в своем первом марафоне, бежал


назад далее