за короткий промежуток времени, кроме того, он натолкнулся на «скоростной барьер», и оставшаяся часть дистанции стала для него изнурительным испытанием. Честно говоря, в случае Б Грэхем принял участие в состязаниях всего лишь через 8 дней после предыдущего марафона, поэтому на старте его скорость должна была быть ниже (1 милю следовало проходить примерно на 30 сек медленнее).
img3

Кривые на рисунках говорят о необходимости прохождения минимального километража во время тренировок и о том, что марафонцу следует с самого начала забега выбрать разумный темп бега (подробнее о темпе бега см. в главе 7). Графики свидетельствуют и о том, что чем больше тренировочный километраж, тем лучше результат. Авторы книги пробегали по крайней мере 110—120 миль в неделю. Правильно ли это? Не совсем. Поскольку не все бегуны способны пробегать такое расстояние без каких-либо последствий. С увеличением длины тренировочной дистанции организм бегуна не всегда успевает восстановиться, что повышает вероятность получения травм. Путь проб и ошибок, которым шел Грэхем, показывает, что недельный километраж, равный примерно 95 милям, — это почти предел, за которым организм бегуна начинает испытывать перегрузки; при этом спортсмен чаще будет болеть простудными заболеваниями. Браун до сих пор исследует пределы своих возможностей и на основе накопленного опыта считает, что недельный километраж 110—120 миль, пожалуй, является чрезмерно высоким.

Эрнст ван Аакен, разработавший метод тренировки, который основан на медленном продолжительном беге, полагает, что залог успеха в марафоне — это повышение верхнего предела. По его мнению, новичок должен для практики регулярно пробегать дистанцию 42 км, затем постепенно километраж увеличивается до 60—80 км в неделю


назад далее