успешно достигли финиша, либо с самого начала решили бежать в более медленном темпе, либо обнаружили к концу дистанции, что столь высокая температура воздуха вынуждает сбавить скорость. И в том и другом случае результаты оказались весьма посредственными. Несмотря на то, что толпа гостеприимных бостонских зрителей обливала бегунов водой, используя в этих целях различные средства (пожарные шланги, всевозможные емкости), даже у лучших бегунов результаты оказались ниже на 8—11 мин, т. е. временные потери составили 0, 2 мин на каждую милю дистанции и на каждый градус (по Фаренгейту) повышения температуры в сравнении с температурой воздуха в предыдущем забеге в 1975 г. Менее опытные бегуны бежали вдвое медленнее. Частичные объяснения можно дать этому, ссылаясь опять-таки на адаптацию к стрессу или тепловую тренировку, о чем уже говорилось в гл. 2. Тело спортсмена «учится» более быстрому и обильному потоотделению. Количество воды, которое бегун теряет во время марафона, может быть значительным, достигая в жаркие дни 8—10 фунтов. В 1978 г. в Бостоне 4200 бегунов потеряли через потоотделение в целом свыше 10 тонн жидкости!

К сожалению, бегуны не всегда достаточно хорошо осведомлены о проблемах подобного рода, зачастую они бегут в состоянии, близком к тепловому изнеможению, и в условиях гипертермии, не ощущая при этом жажды. Поэтому важно восполнять потери жидкости во время бега, начиная принимать ее как можно раньше и через короткие промежутки времени, поддерживая определенный уровень жидкости в организме. Большая часть напитков, потребляемых бегунами, содержит гамму минеральных веществ и электролиты, которые также выводятся из организма. Даже очень опытные бегуны, хорошо адаптированные к высоким температурам воздуха и уровням обезвоживания, тяжело переносят потери таких электролитов, как соли натрия, калия, кальция, магния


назад далее