Росли ли мы в большом городе или на ферме или в горах в полной изоляции от общества — все это будет играть решающую роль в определении нашей концепции наибольшего достояния.

Превосходная крученая бейсбольная подача мальчика, выросшего в Соединенных Штатах, вряд ли будет большой ценностью для мальчика, выросшего в Индии.

Когда мы подбираем определение того, что же есть наше наибольшее достояние, мы должны прийти к чему-то, что имеет более универсальный характер.

Мы можем обладать несметными богатствами, но, когда мы серьезно заболеваем, мы вдруг осознаем, что хорошее здоровье гораздо более ценно, чем доллары. И хотя, конечно, богатство может помочь получить хорошее медицинское обслуживание, именно само здоровье является в конечном итоге нашим достоянием, гораздо более ценным, чем деньги и вещи.

Мы можем обладать множеством талантов, но, если у нас серьезная депрессия или мы психически нездоровы, мы просто не в состоянии их оценить. Если вы теряете свое собственное умственное здоровье или наблюдаете, как это происходит

с кем-то, легко увидеть, что все богатства мира бессмысленны и бесполезны, если ваше сознание не цельно.

Таким образом, здоровье и умственное благополучие безоговорочно всеми признаются как величайшие ценности. Но есть нечто еще более фундаментальное. То, что мы берем с собой повсюду, куда бы мы ни отправлялись. То, что мы можем потерять или принести в жертву, потратить впустую или просто отдать. То, что мы можем сделать чрезвычайно полезным и о чем мы можем заботиться. В конечном счете это наше главное достояние. Это наша жизнь.

Ваша жизнь — это ваша самая большая ценность. Если вы теряете ее, все остальные ваши ценности и таланты становятся ненужными. Если вы мертвы, само понятие обладания чем-либо становится бессмысленным


назад далее