Я закончил разминку со 152 кг. Это было тяжело – рвано и неровно. Я не был доволен. Это становилось угрожающим.

Наконец, настало время для жима. Я с нетерпением ждал когда назовут мое имя. Мне казалось, что его неправильно произнесут. Я потерял контроль над тем, где я расположен в списке участников первой очереди выступления. Я боялся, что они потеряли мою карточку и пропустили меня. Я подошел и проверил все дважды. Все было в порядке. Моя очередь просто еще не подошла.

Когда меня вызвали, я был в «безвыходном положении». Я был третьим на очереди, считая того, кто находился сейчас на платформе.

Я смазал руки мелом и ждал. Мне казалось я должен дождаться, когда человек передо мной (номер два) взойдет на платформу, а потом затянуть мой пояс и напульсники. (бинты на колени и на запястья используются в соревнованиях по пауэрлифтингу. Хотя я и не использую их на тренировках, я обязан носить их на соревнованиях).

Затем они назвали очередность. Я был на «ступеньках». Это значило, что я иду как только парень передо мной закончит свой подход. Я затянул пояс, обернул запястья и намазал руки мелом. Я сфокусировался на жиме. Сфокусироваться на жиме было не трудно – я практически больше ни о чем другом и не думал в течение последних месяцев. Пока я тренировался, пока бегал, пока ехал на работу утром и домой вечером – я думал об этом самом моменте – выходе на помост национального чемпионата и подходе к штанге.

Мне нужна была дополнительная душевная поддержка. Я ударил себя по правой щеке. Бах. Я повторил это с другой стороной моего лица. Бах!

Я повернулся к скамье.

Назвали мое имя.

Я взошел на платформу.

Я был сосредоточен. Я был напряжен. Я был возбужден. Я летел. Я был готов к битве. Я был готов жать. Я был готов сделать это.


назад далее