Он опускает штангу на пол и склоняется над ней в агонии, руки на коленях, едва сдерживая тошноту и пытаясь отключить своё сознание от боли, которая скручивает всё тело.

Проходит двадцать секунд и он тянет снова - и, неведомо откуда взяв силы, заканчивает-таки повторение.

Штанга с грохотом опускается на пол, лифтер опускается на одно колено и, в агонии, хватает ртом воздух. Разумеется, об ещё одном повторении не может быть и речи.

Через 30 секунд он делает ещё одно повторение.

Штанга на полу. Лифтер стоит над ней, слегка качаясь. Цвет лица пепельно-бледный. Майка насквозь пропитана потом. Очевидно, что силы оставили его.

Но он так не думает.

Спустя тридцать одну секунду после завершения четырнадцатого повтора лифтер приседает, берёт ручки и тянет в пятнадцатый раз. Штанга будто приварена к полу - но медленно, сантиметр за сантиметром, она начинает подниматься. Лицо лифтера из бледного становится багровым. Вены выступают как пожарные шланги. Он кричит от боли. Штанга продолжает двигаться - но как медленно! Он тянет - тянет - тянет - и выпрямляется со штангой - его всего трясёт, он дрожит, держа в руках массивный вес. Штанга поставлена на пол, он делает шаг вперёд, спотыкается и падает лицом вниз.

Через пять минут он находит в себе силы перевернуться на спину.

Через десять минут он уже может встать на четвереньки.

Через две минуты он уже может встать и неверной походкой двинуться к крану с водой.

Он только что закончил тяжёлый сет. То, чему мы стали свидетелями, было ещё одним примером тяжёлой работы.


назад далее